Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Ні просьби, ні грозьби, ні тортури, ані смерть не приневолять тебе виявити тайни.

Загальні праці

2008 г. Дорога к пироговскому счастью

Дата: 22.01.2008

Говорят, музеи под открытым небом – это официальное представительство культуры титульной нации страны. Если исходить из этого сравнения, то выглядим мы в глазах других народов не очень уж и привлекательно.

Главную достопримечательность страны власти загоняют в один угол с развлекательными барами и пивнушками. А зря, скажут знающие. Украинский скансен (так в мире называют музеи под открытым небом) популярен именно из-за своего уникального расположения. – В эстонском скансене, например, древние домики стоят в лесу. Они смотрятся, как тигр в клетке, – говорит научный сотрудник скансена архитектор Сергей Верговский. – Как только застроят территорию вокруг украинского музея, наши хатки будут тоже смотреться просто как коллекция старинных зданий.

Ветеран музея в Пирогово, архитектор и идейный вдохновитель его создания Сергей Верговский всю жизнь доказывает, что нельзя застраивать территорию вокруг музея заправками и многоэтажными отелями – ведь те люди, которые веками здесь жили, почитали эти земли как святые. Но власть имущие людей знающих слушать не любят, они сами знают, как да что…

– Сергей Владимирович, чем же так уникальны земли вокруг музея под открытым небом?

– Дело в том, что музей расположен на центральной части Святогорья – хребта, который тянется по Днепру от Припяти до Роси на протяжении 150 км. Сюда входит и Чернеча гора, где похоронен Шевченко, и Старокиевская гора, откуда Киев начался.

– А от музея – рукой подать до Церковщины, центральной части этих гор (сейчас там находится хутор Вольный и Свято-Феодосиевский скит)…

– И это не территориальный, а духовный центр хребта. Когда только начиналась Лавра, управлял монахами, которые копали пещеры, Феодосий. Известно, что в великий пост он уходил от них сюда – уединиться.

– Эти пещеры существовали до строительства Лавры или рылись вместе с лаврскими?

– Они были раньше. Церковщина вся изрыта норами, как решето. А во время строительства Лавры они были забыты.

– А сегодня они в каком состоянии?

– Сегодня эти пещеры – в ведомстве Музея истории Киева, который живет на фанерных ящиках. А территория, что располагается над ними, – во владении МВД: там находится их пансионат. Поскольку и у этих пещер, как у Лаврских, два хозяина, особого порядка там нет. Вот почему мы надеемся, что комплекс этих пещер будет включен в заповедник вокруг скансена.

Там можно было бы обустроить прекрасный музей архитектуры: вблизи Церковщины было раскопано позднетрипольское поселение с антропологическим материалом. Но прежде всего этому месту надо дать статус культурного памятника, потому что его имеют только те норы, а все, что наверху, – бесхозное и беззащитное. То же касается и нашего музея: он до сих пор не защищен законом от застроек на окружающей его территории.

– Итак, мы подошли к вопросу о статусе заповедника – таком желаемом для территории, который бы защитил ее от изменения естественного ландшафта…

– Да, тогда этноландшафт Святых гор был бы неприкосновенным. Если пройти пятьдесят метров в глубь леса, который расположен при въезде в музей, то можно найти десять древнерусских курганов. То есть здесь были захоронения. А если были таковые, значит, рядом должно было быть поселение. Понимаете, ведь древние всегда селились только в определенных местах – на первой террасе над долиной.

В самом низу любого поселения делались пруды, чуть выше располагались огороды. Кстати, возле прудов всегда садили капусту, дабы не поливать ее искусственно, а чтобы она сама брала себе воду. Затем непосредственно на террасах ставились дома, а плато оставлялись для засева. Выше всего строились церкви.

– Что мешает дать музею желанный статус?

– Это не новая проблема. Еще после открытия музея в 1975 году Совет Министров УССР издал указ: на законодательном уровне разработать проект защиты музея и прилегающих территорий от неестественных изменений. Но такого проекта нет до сих пор. И получается, что территория в 500 гектаров земли «гуляет». Да застройщики из-за этого спать спокойно не могут!

В 2002 году Киевсовет определил эту территорию как потенциально ценную для сохранения историко-культурных ценностей. Она была названа «Южный исторический ареал» и сюда входит скансен, Церковщина и поля в округе. Но с недавних пор некоторые люди упорно добиваются того, чтобы земля вокруг музея застраивалась ресторанчиками, заправками, отелями и борделями.

– И они благополучно застраиваются – вот и заправка уже встречает туристов возле входа. Помнится, музейщики даже палатки разбивали, протестуя против ее постройки…

– Но это ни к чему не привело, как видите. Да и судьба села Пирогово такова, что в скором времени земля у его жителей будет выкуплена «крутыми» и застроена элитными пятиэтажными коттеджами. Это еще одна наша проблема, ведь часть этого села заходит вглубь территории музея и разделяет его экспозицию на две части. Пока это не страшно, потому что сельские дома утопают во фруктовых деревьях и не диссонируют с самой экспозицией. Но представьте себе эклектику, когда из-за этих деревьев будут выглядывать пятиэтажки?

– А по документам – кому принадлежит территория, на которой живут пироговцы?

– Документально она отведена музею: еще четверть века назад было постановление Совета Министров, подтвержденное Киевским горсоветом, об отселении людей из этого села в город. Процесс начался, но был остановлен. А недавно Киевсовет отменил свое решение об отселении – при том, что постановление Совета Министров никто не отменял. То есть людям разрешили приватизировать эти земли. Раньше пироговцы не сопротивлялись переселению в столицу, но когда поняли, что можно и получить квартиру, и приватизировать землю здесь, пытаются прокрутить этот вариант. Тем более что знают: через пять лет свою землю они продадут за миллионы.

– А зачем музею выселять пироговцев, если они пока совсем не мешают?

– Кроме всего, у нас недостроенными остаются экспозиции юга Полтавщины и Слобожанщины. Согласно генплану, разработанному в начале семидесятых годов, эти регионы должны быть застроенными.

– А кроме доработки недовыполненного генплана, будет ли музей развиваться дальше? Или здесь показано все, что надо было показать?

– Не все. Не отображена, например, архитектура малого Полесья (современный юг Житомирщины, север Хмельнитчины, нижние районы Ровенщины) – региона, который находится между Подольем и Полесьем. У нас при подготовке музея руки не дошли и поэтому показаны только отдельные части юга Полесья и севера Подолья.

– А как в музее заботятся о сохранности его экспонатов?

– Ой, с реставрацией у нас большие проблемы. Такой службы у музея нет уже 20 лет: ее у нас благополучно забрало Общество охраны памятников после смены своего прежнего начальства. На реставрацию деньги дает Академия наук, а музей по тендеру нанимает фирмы, реставрирующие памятники народной архитектуры. Этим зачастую занимаются отнюдь не квалифицированные люди. Такая работа просто обесценивает памятники.

– А сам музей не в состоянии зарабатывать на реставрацию?

– Пока нет. Мы не идем путем шведских коллег, которые тридцать лет назад ради прибыли отдали свои экспонаты в аренду народным мастерам. Те неплохо платили музею, демонстрируя свое мастерство, да так, что шведы на эти деньги даже арендовали в своем государственном музее этнографии экспонаты для выставок. Но как только заметили, что мастера начали изменять сами постройки, приспосабливая их себе под мастерские, договор с ними разорвали.

Как хаты переезжали

Украинский скансен начался с Тараса Шевченко: при обустройстве музея Кобзаря была впервые музеифицирована заброшенная хата в селе Морынци.

Архитекторы нашли в селе старую хатку, сами ее убрали, выбелили, помазали – и музеифицировали. «А сколько таких хат по Украине?..» – примерно так думал тогда Сергей Верговский. И вскоре обратился к властям с предложением обустроить усилиями специалистов-этнографов и архитекторов всеукраинский Музей народной архитектуры и быта. Но в Минкультуры это нужным не посчитали. «Сколько вам этих музеев надо? – спросили Верговского после того, как получили его письмо. – Вон в Переяславе уже один стоит, и хватит с вас».

Сергей Владимирович написал открытое письмо министру культуры и пошел по квартирам киевской интеллигенции собирать подписи. Михаил Стельмах, Ольга Кусенко, драматург Александр Корнейчук – тогдашний глава Верховного Совета УССР – поддержали его намерения. Согласие последнего помогло Верговскому опубликовать письмо с подписями в «Литературной Украине». Этнографы, народоведы, историки, культурологи – все кинулись в поддержку идеи создания музея под открытым небом. И тогда наконец, в 1969 году, Совет Министров УССР дал добро на его открытие.

На тот момент уже была избрана территория и разработана Самойловичем программа, по которой студенты архитектурных вузов начали разрабатывать проекты расположения этнорегионов в будущем музее (это были их дипломные работы). Так скансен обрел на бумаге свои формы. А ту, которую он имеет сегодня, разработал архитектор Валерий Романов.

В 1970 году начались поиски хат по селам Украины, длившиеся пять лет. Некоторые хаты выкупали у хозяев по три-четыре года. Стоили они тогда одну-три тысячи рублей. В августе 75-го года музей был готов. Но открытие тормозило политическое начальство, никак это не аргументируя.

А как-то раз, осенним вечером к воротам скансена на черных «Волгах» подкатили Маланчук – секретарь ЦК КПУ по идеологии со товарищи. Ночью сотрудники музея показывали им экспонаты: заводили в хаты, поджигали клок газет и показывали то, что внутри. Впечатлений у Маланчука было аж на двадцать страниц печатного текста, в котором он сделал вывод, что музей в Пирогово – это «кубло» националистов.

– «Благодаря» ему мы оставались закрытыми еще полгода, – вспоминает Сергей Владимирович. – Но когда открытие все же состоялось, весь ЦК был в восхищении, особенно Владимир Щербицкий.

В музее до сих пор полагают, что именно Владимир Васильевич приложил усилия к тому, чтобы ускорить открытие скансена.

Татьяна Когутич

Джерело: “Киевские ведомости”

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2018 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 371

Модифіковано : 22.08.2012

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.