Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Пімсти смерть великих лицарів

Богдан Хмельницький

?

Сохраненная Божиим покровом

На протяжении многих веков Господь всячески оберегал Свято-Георгиевскую обитель. В XIII веке татары, вытеснив половцев, заняли Херсонесские земли. Но благодаря покровительству святого Георгия монастырь остался цел и невредим. Позднее в Крыму утвердились генуэзцы и завладели Балаклавой. Насаждая везде католичество, они, однако, не тронули Георгиевский монастырь.

С 1081 года монастырем управляли херсонесские епископы. Крымские татары тоже почитают св. Георгия, но как великого воина и богатыря. По легендарному преданию татар, св. Георгий ездил на крылатом огнедышащем коне, который слетал купаться в море пока всадник отдыхал на той площадке, где теперь расположен Георгиевский монастырь. Однажды богатырь, заметив подплывающее к коню чудовище, оторвал огромную скалу и швырнул ее в чудовище. Чудовище было раздавлено, а скала, упавшая в море, получила впоследствии название Фиолент. В другой раз богатырь увидел чудовище, подплывающее к его коню слева. Святой Георгий оторвал другой камень, кинул его и убил морского змея, а из моря, в месте том, вышел утес Айя.

Результаты раскопок в окрестностях монастыря и остатки пещерных храмов и келий на территории обители позволяют предположить, что в средневековье монастырь был очень крупным и значительным христианским центром, в окрестностях которого было расположено несколько скитов.

В 1578 году польский посол в Крымском ханстве Мартин Броневский пишет о Свято-Георгиевской обители:

“В том месте есть деревня, не ничтожная, и неподалеку, на берегу моря, на каменистой горе, греческий монастырь. Там обычно празднуют ежегодно торжество Святого Георгия благочестивые греки-христиане, еще остающиеся в Тавриде, стекаясь многолюдным сборищем”.

Позднее о монастыре говориться в грамоте 1598 года царя Федора и Бориса Годунова о выдаче пособия четырем крымским церквям, среди которых обитель “Егорья Страстотерпца”.

Есть сведения, что принявший в 1771 году Крымскую кафедру митрополит Игнатий (Гозадини), провел свое первое богослужение именно здесь – в Балаклавской Свято-Георгиевской обители.

Вспоминая слова Спасителя “Если Меня гнали, будут гнать и вас…”, хочется сказать и о средневековых гонениях на монастырь.

В 1475 году турки, изгнав генуэзцев из Крыма, присоединили его к своим владениям, а крымских ханов сделали вассалами Порты. Из-за таких соседей жизнь в монастыре стала заметно ухудшаться. В 1637 году митрополит Серафим, прося у русского царя Михаила Федоровича пособия для монастыря, жалуется:

“и пришли безбожные нагайцы и татары, и осадили нас, и обобрали до конца, и преосвященные и священные сосуды и церковное строение все поломали… Пребываем во многих бедностях и скорбях от безжалостных одержащих нас агарян. Не только те прошлые беды и в нынешнем году, июля месяца, поймал нас султан и посадил нас в тюрьму – меня и брата моего, попа Димитрия, и взял у нас двести тысяч ефимков (пиастров)”.

Нашествие турок и разбои татар привели к тому, что к началу XVIII века из многочисленных монастырей Крыма сохранилось только четыре православные обители: Святого Петра и Святого Георгия в Кафе, Георгиевский монастырь на мысе Фиолент и Бахчисарайская Успенская обитель. Сохранение последних двух удивляет особо, так как они были расположены в непосредственной близости к столице Крымского ханства.

Но, если в начале XVIII века замечалось хотя бы четыре обители, то вступивший в управление Таврической епархией архиепископ Иннокентий (Борисов) в 1848 году застал действующим лишь один монастырь – Георгиевский близ Балаклавы. Как утверждал монах Георгиевского монастыря Калинник, живший в обители еще в татарский период, “…уважение татар к монастырскому источнику святого Георгия, а также почитание самого святого, были причиною того, что монастырь совсем не уничтожили, подобно другим святым местам в Крыму”. Однако стоит заметить, что в позднем средневековье великомученик Георгий был наиболее почитаемым святым в Крыму, и именно ему, больше, чем кому-либо, было посвящено православных церквей. К примеру, из 150 оставленных греками-переселенцами церквей, 28 были во имя святого Георгия. По сей день имя этого мученика носят, как минимум, 20 святых источников Крыма и 10 отрогов и скал. Почему же из такого количества святынь, посвященных великомученику Георгию, была сохранена лишь Балаклавская обитель?

Итак, несмотря на разбои турок и татар, а также назойливое насаждение католицизма, православная обитель была сохранена. И спустя столетие в целости и сохранности вошла вместе с Крымом под крылья “двуглавого орла”.

В ходе Крымской войны (1853-1856 гг.) в Севастополе были разрушены все без исключения церковные постройки. Сохранился только комплекс Георгиевского монастыря!

Во всем этом видна особая благодать Божья, нисходящая на обитель, и покровительство ее небесного заступника – Святого Георгия Победоносца.

В 1778 году братия обители, по распоряжению святителя Игнатия (Гозадини), переселилась в Азовскую губернию. В их отсутствие за монастырем присматривал монах-отшельник Калинник, который прожил 116 лет, достиг сана иеромонаха и скончался в 1818 году. В 1792 году с ним встретился коллежский асессор Леонтий Чернявский.

Он оставил воспоминания об этой встрече:

“В числе трех или четырех монашествующих я нашел одного русского столетнего старца Калинника, жившего отшельником в келий ниже монастыря, самим им сложенной; глубокая старость с бодрым духом, благочестие и особенно ласковый приём внушили во мне к нему душевное уважение; он позволил мне провести ночь в его келий, рассказывал в особенности о временах татарского владения Крымом; о святых местах в горах Крымских, о том, что татары вообще имели уважение к водам в тех местах, которые освящены православной верой. Много интересного передал мне сей старец”.

Божий промысел, соблюдение постов, благостность месторасположения монастыря, и, в особенности, вода из источника Святого Георгия помогли старцу сохранить бодрость духа и живость ума. Он говорил: “Пейте и Вы монастырскую воду, и будете здоровы и долговечны, как я”.

В 1793 году монастырской братии было уже 9 человек: игумен, три иеромонаха, один иеродьякон и четыре монаха.

К сожалению, старинные монастырские документы были увезены в Константинополь греческими монахами, не пожелавшими вступить в подчинение России. Произошло это в 1794 году, когда Константинопольский патриарх передавал управление Георгиевской обителью Св. Синоду. Монастырь покинули приходно-расходные книги и патриаршие циркуляры. Кроме этого последний греческий настоятель переслал в Константинополь около девяти килограммов серебра, подзорную трубу, и посуду. Некоторые исследователи утверждают, что часть документов могла сгореть во время пожара в доме настоятеля, случившегося в 1780 году.

Один французский аббат, посетивший Георгиевский монастырь, говорил монахам, что он, знакомившись в 1855 году с Константинопольским патриаршим архивом, лично видел документы об основании Балаклавского Георгиевского монастыря, а также другие документы, имевшие отношение к монастырю. Вернуть последние так и не удалось. Именно поэтому до нас дошли только те летописи, которые велись со дня подчинения обители Святейшему Синоду.

Существуют и другие версии. До сих пор живы слухи и легенды о монастырских древностях, сокровищах и старинных документах. Одни утверждают, что спрятаны они в гроте, недалеко от скалы Явления, а достать их можно, поднырнув под скальный берег и оказавшись в просторной подземной пещере. Другие говорят, что находятся древние сокровища в одном из подземных ходов под землями монастыря. Таковых ходов действительно немало, но все они сильно повреждены в результате землетрясений и войн.

Сходятся легенды и слухи лишь в одном: все они утверждают, что в угодное Богу время монастырские богатства и древности откроются монашеской братии. Как говорится, дай Бог!