Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Ні просьби, ні грозьби, ні тортури, ані смерть не приневолять тебе виявити тайни.

Старий Київ 14 – 19 ст.

1967 г. Архитектура левобережной Украины

Остановимся на ансамблях Киева. Эта задача облегчается тем, что сохранился документ, который фиксирует не только общую структуру города в конце XVII в., но и многие его детали. Это – план Киева, составленный в 1695 г. по распоряжению Петра I русским полковником Ушаковым [ЦГАДА, Картографический отд., д. 14]. Хотя план и не является масштабным, членение города на районы и отдельные его ансамбли показаны вполне отчетливо. Кроме этого, имеется письменный документ того времени – «Акт передачи Киева от стольника и воеводы князя Федора Барятинского боярину и воеводе князю Петру Хованскому 1697 (7205) года, октября 18» [Государственная публичная библиотека им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, отдел рукописей, шифр 14/118]. Колоритная характеристика Киева рубежа XVII – XVIII вв. содержится также в записках русского священника Лукьянова [Путешествие в Святую землю священника Иоанна Лукьянова в начале XVIII в. «Русский архив», кн. 1, 1863, стр. 40].

Все, что говорилось выше о роли реки в структуре города, а также о разделении города на две части – горную и подол – является особенно характерным для Киева. Мощная река и большая возвышенность правого берега с примыкающим ровным подолом – основные факторы, которые оказали решающее значение на формирование структуры города в целом и его отдельных частей.

Как и другие города Украины, Киев в конце XVII в. был преимущественно деревянным городом. В конце XVII в. город состоял из трех обособленных, по существу не связанных между собой, частей – Подола, Верхнего (старого) города и Печерска.

Такое деление сложилось задолго до составления ушаковского плана и сохранялось в XVII – XVIII вв. Это можно объяснить рядом причин, наиболее существенны из них три – социальный, оборонный и природный факторы.

Влияние социальных условий на характер расселения заключается в том, что разные имущественные и сословные группы избирали для проживания наиболее удобные места. Например, Подол был районом ремесленников – гончаров, кожевников, кузнецов, а также торговцев. Этому способствовало то, что здесь близко находилась река, которая кроме всего являлась удобным средством сообщения.

Нагорная часть Киева – район Десятинной церкви, Михайловского (Златоверхого) и Софийского монастырей – в древности тоже была заселена ремесленниками, но постепенно превратилась в район более имущественных слоев и высшего духовенства. Здесь находились заново отстроенные в XVII в. древние величественные архитектурные ансамбли, что значительно отличало эту часть Киева от ремесленного Подола.

Печерск был ярковыраженным культово-оборонным районом, здесь находился огромный ансамбль Киево-Печерской лавры, которая являлась также мощной военной крепостью.

Кроме обычного оборонного, а также хозяйственно-межевого значения стен, окружавших городские ансамбли, надо отметить их значение в борьбе с двумя грозными стихийными бедствиями того времени – пожарами и эпидемиями. Так, например, во время страшной чумы в 1770-1771 гг. киевские монахи, запершись за стенами своих монастырей, прекратили всякую связь с городом.

Наиболее плотно застроенный ремесленно-торговый Подол был окружен крепостной деревянной стеной с боевыми башнями. Высокая стена из горизонтально уложенных бревен, четыре башни и четверо дополнительных ворот были обращены в сторону реки и открытого рельефа. В свободной планировке уличной сети Подола можно различить две главные магистрали, ведущие от днепровских обрывов к берегу реки, и две магистрали – параллельно реке. Каждый квартал был огорожен забором и представлял собой, по-видимому, отдельное владение. Дома располагались в большинстве случаев в глубине таких кварталов под разными углами по отношению к улицам, что мы уже видели и в других городах. Никаких причальных устройств на берегу Днепра не было, но существовали четыре «живых», т.е. наплавных, моста через Днепр.

Для целей обороны верхнего города использовалась буквально каждая складка местности, каждый обрыв. На плане нарисовано множество пушек, стоящих поверху стен и на возвышенностях. Здесь также главные улицы представляют собой дороги, идущие от одних городских ворот к другим.

Как бы ни были важны сугубо практические требования, определявшие застройку и общий колорит города, но было еще одно условие. Это – красота природы избираемого для поселения места.

В нравственно-эстетическом мире человека того времени природа, ее восприятие и ее воздействие играли огромную, неизмеримо большую роль, чем в наше время. Достаточно вспомнить характер народных украинских песен, дум, пословиц, стиль народного искусства в целом – вышивок, резьбы, керамики и т. д. Народ не мог отказаться от своего поэтического душевного мира также и в условиях городской жизни; природное окружение, «тихие воды и ясные зори», которые он поэтизировал и воспевал, олицетворяли для него родину. Народ всегда стремился к этим образам – в селе и в городе. Живописный характер украинских населенных мест – яркое тому доказательство.

На бесчисленных изображениях Киева он всегда представлен утопающим в зелени садов, тополей и виноградников. Нарядные фронтоны киевских зданий, крутые кровли с заломами и стройные «бани» церквей и колоколен трудно себе представить без пышного зеленого окружения.

Монументальные ансамбли Киева можно разделить на две группы: древние комплексы, главными сооружениями которых являлись здания великокняжеского периода – Киево-Печерская лавра, Софийский, Михайловский, Кирилловский, Выдубицкий ансамбли, и более новые комплексы, каменные здания которых возведены в XVII-XVIII вв., – Братский, Никольский, Межигорский, Фроловский и другие монастыри.

Если позволяли рельеф и общая планировочная ситуация, главный вход в монастырь устраивался с западной стороны, что соответствовало расположению главного входа в собор (Киево-Печерская лавра, Выдубицкий монастырь и др.). В этом случае корпуса келий и других зданий организуют движение от входа к главному собору. Наиболее типичным примером такого рода является планировка Киево-Печерской лавры, а также расположенного рядом ныне не существующего Никольского монастыря. Но такую логическую планировку эти ансамбли получили при их расширении и реконструкции только в начале XVIII в.

Местоположение колоколен в киевских ансамблях не было каноническим. Если представлялась возможность, то главная колокольня одновременно была и главным въездом – Никольский [ЦГИАЛ, ф 1488, оп. 2, д. 143. План Никольского монастыря, 1819 г.], Выдубицкий [ЦГВИА, ф 3. оп 18, д. 2529. План Выдубицкого монастыря, XVIII в.] и Михайловский монастыри. Если же такой возможности не было, то колокольня: ставилась в любом другом месте по соображениям композиционного характера.

В этом смысле интересно расположение колоколен Софийского комплекса и Киево-Печерской лавры.

До возведения Г.Шеделем в 30-х годах XVIII в. огромной стометровой колокольни в Лавре было два здания, фиксирующих выезды. С запада – древняя Троицкая надвратная церковь и с севера – церковь на Экономических воротах. Поэтому новая колокольня не имела значения как колокольня над въездом. Ее расположение тонко продумано, она стоит-примерно посередине между разрушенным во время войны собором и Троицкой надвратной церковью и не подавляет своей высотой здание собора. Также удачно поставлена колокольня по отношению к рельефу. Расположение такого огромного столпа на самом гребне днепровских склонов было бы нецелесообразным. Для композиционной устойчивости стометровой вертикали необходима довольно значительная ровная площадка, что в данном случае и соблюдено. С точки зрения композиции всего сложного комплекса лавры расположение лаврской колокольни следует признать безупречным.

Колокольня Софийского комплекса расположена над главным входом не с западной, а с восточной стороны. Причину этого легко понять, если окинуть взором прилегающий район. Юго-восточнее Софийского ансамбля на днепровских склонах был расположен другой древний ансамбль – Михайловский Златоверхий монастырь, разобранный в предвоенные годы. Его колокольня, также с проездом, находилась на западной стороне. Если бы Софийская колокольня была выстроена также с западной стороны, то была бы утеряна редкая возможность исключительно эффективного расположения колоколен этих двух ансамблей друг против друга. Именно с помощью такого приема удалось прекрасно связать два ансамбля в один комплекс. Мы не знаем на Украине другого подобного случая.

При всем этом на территории Софийского комплекса вход с западной стороны все же был устроен и очень оригинально. Во всех случаях главный вход отмечается вертикалью колокольни или надвратной башни. В данном случае решался вопрос о второстепенном входе и над ним не было необходимости ставить вторую колокольню. Этот вход был композиционно отмечен небольшой аркой с исключительно богатым декором – так называемой брамой Заборовского.

Джерело: Цапенко М. Архитектура левобережной Украины XVII – XVIII веков. – М.: 1967 г., с. 68 – 74.

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2018 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 654

Модифіковано : 16.05.2012

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.