Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Здобудеш Українську державу або згинеш у боротьбі за неї!

Київська фортеця

2007 г. Крепость-узница

Дата: 31.10.2007

Архитектурно-историческая память города стала заложницей строек. Так получается, что о значении некоторых исторических сооружений в центре города мы узнаем только после того, как их уничтожат. Так, например, было в начале года со зданием Первого военного телеграфа в Российской империи, располагавшегося на улице Рыбальской. Недавно – с Мазепинскими валами, «срезанными» на территории «Мистецького Арсеналу» и т. д.

Слышать перечисление этих памятников для некоторых киевлян все равно, что читать списки погибших. Не будем бередить душу тем, кому небезразлична судьба крепости. Ибо помимо «черных» дней, когда в последний путь историкам и журналистам приходится провожать то, что не удалось спасти, бывают и дни находок. Не так давно директором музея «Киевская крепость» была обнародована новость о находке «беспрецедентного масштаба» – тюрьме НКВД. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, решили «Ведомости» и отправились в гости к директору «Киевской крепости» Вячеславу Кулиничу.

В день нашего посещения с самого утра у кабинета директора – аншлаг. Сначала, как нам пояснили сотрудники музея, приехала «проверка». Потом прибыли представители районной прокуратуры. А стоило нам наконец расположиться в кабинете Кулинича, как по телефону опять позвонили из «органов».

– Но не могу я подъехать к вам, – объяснял директор. – Что писать? Я уже тома дел, десятки килограммов объяснительных-пояснительных написал. Вы хоть что-то возьмите, почитайте.

Положив трубку, обратился к нам: «Вот опять хотят утопить смысл в бесконечных дознаниях. У меня такое впечатление, что они выясняют, как же можно концы в воду спрятать».

– Возможно, оттого, что находка связана пусть с советскими, но все же органами?

– Мне, кстати, после того, как в СМИ просочилась информация о тюрьме НКВД, звонил один из «бывших». Требовал у меня объяснений, на каком основании я говорю о тайном подземелье, где пытали людей.

– Да, это интересный вопрос. Есть ли у музея, помимо предположений, серьезные основания для таких выводов?

– О существовании самой крепости – Васильковского укрепления – мы знали давно, но почему она была под землей – вот загадка! Благодаря архивным документам, особенно фото, сделанного с аэроплана в 1918 году каким-то прозорливым фотожурналистом, мы выяснили, что крепость потом была засыпана. Вот тогда мы и поняли, почему ее бойницы, даже артиллерийские, «смотрят» в землю. По нашим догадкам, этот капонир энкавэдистами был специально накрыт плитами, а затем присыпан землей.

– И что этот факт все-таки доказывает?

– Ни в одной стране мира не смогли бы совершить такого со старинной крепостью – бульдозерами просто закопать ее под землю, скрыть от всех! Для чего? Значит, прятали то, что никогда не должно было выйти наружу – людей, а потом трупы. По нашей версии, внутри капонира были сооружены перегородки, в результате получилось большое количество маленьких казематов. Таким образом была создана тюрьма. Но прятали от нас, кстати, не только существование этих крепостных сооружений.

– А что же еще?

– Вот мы недавно наткнулись в архивах на список Киевской крепости 1927 года. В нем упоминается и Михайловский собор, и многие другие храмы. И у меня возник вопрос: почему же этот список лежит в архиве и не является действующим документом? Ведь, по нынешнему законодательству, законы и подзаконные акты советского периода, которые не отменены, еще действуют в Украине. А почему-то этот список был «глубоко» спрятан.

В нем написано, что Киевская крепость – единственный памятник такого рода в Украине. И его охранный статус – «неприкосновенность» – высший по тем временам. Я предполагаю, это из-за того, что во времена Киев «сводили» до уровня губернского города. Поэтому сей список был спрятан. Ведь вы помните, что произошло с Михайловским собором. Его взорвали!

– Но неужели в советское время не издавалось подобного указа о неприкосновенности исторического памятника?

– Почему же. В 1979 году было принято постановление Совета министров УССР о занесении Киевской крепости в список памятников, охраняемых государством. И памятникам, и комплексам крепости были даны охранные номера. У каждого из разрушенных, начиная с 2006 года, исторических строений были такие номера. Но это, увы, оберегает только на бумаге, а на деле – нисколько.

– Можно ли приблизительно оценить потери Киевской крепости на сегодняшний день?

– Наша крепость – уникальный комплекс памятников, который все же во многом сохранился. Даже с учетом тех утрат, которые она понесла в последние годы. Крепость по периметру вся целая. В основных своих сооружениях она находится в удовлетворительном и хорошем состоянии.

Некоторые противники сохранения Киевской крепости считают, что если, как они говорят, она не выполняла свою функцию – то есть по ней не стреляли – то, мол, нам и не нужна. Но доподлинно известно, что Наполеон, узнав о наших укрепсооружениях, решил обойти Киев. Она нас защищала одним своим существованием.

– Да, пожалуй. Но мы, к сожалению, очень мало о ней знаем.

– А некоторые горожане, даже коренные, считают, что валы – это всего лишь склоны или холмы, хотя многие из них на самом деле насыпаны руками людей.

– Что считается основным сооружением крепости – «Косой Капонир»?

– Основная территория – это фактически сердце Печерска, его центральная часть. Отдельные территории – это, во-первых, Ботанический сад, в котором находятся остатки Зверинецкого укрепления – как на земле, так и под землей (с левой стороны, когда мы входим в ботсад, хорошо видны высокие горки – это остатки бастиона). Затем лысогорский форт – это тоже явление, таких больших фортов в мире нет. На Западе, его могли бы признать крепостью. По классификации он, хоть и форт, но такой огромный! Масштабнее, чем большинство крепостей в Европе. Еще, чтобы вы знали, территория крепости – это район станции метро «Левобережная» – Никольская слободка – предмостное укрепление Киевской крепости.

– Получается, крепость разбросана по городу?

– Она, скажем так, находится на разных горах Киева. Тем не менее объединена подземными сооружениями – ходами, которые сплетаются в дренажную систему, наподобие кровеносной системы человека. Вода собирается сначала в мелкие сосуды, потом – в большие, а затем выходит в Днепр. Это то, что сохраняет Печерск и Лавру. Ведь крепость изначально и строилась для защиты Лавры. Потом стены отодвигались – в зависимости от дальности полета стрелы, пули, ядра. Получилась наша крепость – как матрешка. И это нас сильно отличает от Европы.

– Своей разрозненностью?

– Наоборот. Фортификация в городе развивалась в трех местах: на Подоле, рядом с Золотыми воротами и Софийским собором (там была старокиевская крепость) и на Печерске. А гетман Самойлович объединил все эти три крепости в одну, огромную. От Лавры и аж до Оболони через Золотые ворота тянулись укрепления. Многие европейские города строились по другому принципу: крепость сооружалась вокруг города, затем, когда он расширялся, старую крепость сносили и возводили новую.

Париж, например, развиваясь, «проглотил» три крепости, от них остались одни ошметки – три арки. У Киева была другая градостроительная политика. Город окружало огромное пространство – на Крещатик в те времена ходили на охоту, там был лес с дикими животными. Городу было достаточно места для развития – старые фортификационные сооружения не было необходимости сносить. Сегодняшние градостроители просто не изучают тот период. Кому интересен генезис развития Киева?

– А действительно, кого можно было генезисом заинтересовать?

– Я думаю, многих. Ведь наши национальные традиции градостроения берут начало от правил застройки Киева, существовавших еще в Киевской Руси. Официально в летописях (я нашел у Дмитрия Лихачева) было записано, что между домами обязательно должны быть сады. Был и такой пункт: дома не должны смотреть в окна друг другу. Кстати, эти негласные законы сохранялись до недавних времен. Киев сегодня во многих местах сохранил схему: дом – сквер, дом – сквер. В Западной Европе в городах средневековья вообще не было никаких деревьев и садиков. Брусчатка и дом, узкие улочки – вот и все. И сейчас жаль, что наши архитекторы применяют термин «уплотнение», забывая, что у мегаполиса есть все же какая-то гуманистическая основа для развития.

– Объектов Киевской крепости много, наверное, поэтому вы узнаете об очередном происшествии с ними не сразу, а спустя время?

– Причина и в этом. Хотя существует постановление Верховной Рады Украины от 4 марта 2004 года, где написано, что Кабинет министров, городские власти и некоторые ведомства должны передать музею сооружения, относящиеся к историческому памятнику «Киевская крепость». Это постановление было принято, чтобы сохранить крепость.

А мы, музей, в этих сооружениях, по мере их освобождения от различных организаций, должны размещать учреждения культуры. Такая возможность у нас существует в рамках Европейской Хартии. Но никто ничего нам не передает, наоборот, старается быстрее уничтожить. Потому что сейчас это сделать легче, чем потом, когда исторические строения станут частью музея.

Знаете, в свое время Наполеон сказал великие слова: «Парижу мало памятников – надо ему их дать». Потому что столица – это яркая корона на голове правителя. И, слава Богу, что есть люди, которые это понимают. К сожалению, их мало.

Кстати

Часть памятников Киевской крепости, которые должны были быть переданы одноименному музею, согласно закону от 4 марта 2004 года:

1. Цитадель, расположенная по адресу ул. Январского восстания. Общая протяженность – от церкви Спаса на Берестове до ул. Цитадельной, пересекает ул. Январского восстания охватывает обувную фабрику, Лавру со стороны Дальних пещер. Сооружение датируется 1706-1720 г.г.;

2. Андреевский люнет (бастион) на ул. Панфиловцев, 18а. Каменное земляное сооружение высотой более 10 м с подземными минными галереями протяженностью около 100 м. 1706-1720 гг.;

3. Алексеевский люнет (бастион), ул. Редутная. 1706-1720 гг.;

4. Подпорные стены Николаевской брамы: верхняя полукруглая стена по адресу ул. Парковая, 2 (1853-1855 гг.), нижняя полукруглая стена – ул. Набережное шоссе (1856 г.);

5. Рабочие мастерские, ул. Московская, 2. 1850-1854 гг.; 6. Брама московская нижняя, ул. Новонаводницкая. 1779 г.;

7. Пороховой погреб Павловского бастиона, ул. Январского восстания, 17. 1748 г.;

8. Брама московская верхняя, ул. Январского восстания, 46. 1765 г.;

9. Погреб Алексеевского бастиона, ул. Январского восстания, 46. 1755 г.

Состояние памятников расценивается как удовлетворительное, у четырех из них – хорошее. Им дан статус «национального значения». Общее количество памятников, которые должны быть переданы музею, около 40.

Анастасия Рингис

Джерело: “Киевские ведомости”

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2018 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 299

Модифіковано : 22.08.2012

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.