Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Змагатимеш до посилення сили, слави, багатства і простору Української держави

Богдан Хмельницький

?

1988 г. По восточному Подолью

А теперь вновь окунемся в глубь веков. Междуречье Мурафы и Мурашки, так щедро дарованное Витовтом в 1383 году Василию Карачевскому, спустя двести лет перешло в собственность известного польского политического деятеля канцлера Яна Замойского. Грамотой от 26 марта 1579 года король Стефан Баторий поручил ему здесь закрепиться. Подыскивая место для замка, где бы жители могли укрываться в случае нападения, с юга, Замойский выбрал высокий мыс при слиянии речек Мурашки и Колбасной – мысовые укрепления весьма распространены.

Крепость получила название Шаргород, в честь Флориана Шарого (серого), родоначальника дома Замойских.

Просвещенный человек своей эпохи, Ян Замойский, учившийся в Париже, Страсбурге, Падуе, имел большое влияние на избрание польских королей. Кипучую деятельность он развил и в своих имениях, приглашая для строительства лучших итальянских зодчих. Так, архитектор Бернардо Морандо построил город Замостье. А спустя пять лет, возможно, тем же Морандо заложена 28 мая 1585 года система фортификации Шаргорода. На гравюре-панегирике в честь фундатора (основателя), датированной 1617 годом, шаргородский замок показан пятибастионным. Новый королевский привилей Сигизмунда III от 26 января 1588 года давал магдебургское право быстро расцветшему на выгодных торговых путях городу. Все проезжающие через него купцы (не забудем, что ближайшими торговыми центрами были Могилев-Подольский – с одной стороны и Бар – с другой) должны были на два дня выставлять для свободной продажи свои товары, а местным жителям разрешалось вести торги с татарами, турками и молдаванами, соблюдая при этом, однако, известную осторожность, ибо большое скопление иностранцев могло повлечь опасность для самого Шаргорода. Одновременно королевским приви-леем все селящиеся здесь освобождались на двадцать лет от всяких налогов и повинностей. Городу дан герб: св. Флориан держит в правой руке щит, где изображены три скрещенных копья, а в левой – сосуд с водою, зали вающей пожар.

Удивительно, что планировочная структура города сохранилась с давних времен. Если мысленно представить гигантский челн, перевернутый вверх дном, то это будет мыс между Мурашкой и Колбасной, на вершине которого размещен прямоугольник городской площади, от которой сбегают к носу «челна» три-четыре основные улицы, устремляясь туда, где встречаются обе речки, где издавна существовали плотины, мельницы и городские ворота. Отсюда же поднимаются соседние возвышенности противоположных берегов, именовавшиеся издавна Мурафской и Могилевской горами – по направлениям к ближайшим городам. Часть Мурафской горы называлась еще Джуринецкой горой, потому что мимо нее, через село Гибаловку, слившееся теперь с Шаргородом, шла дорога на Джурин. С этих гор в прошлом начинались все беды Шаргорода, потому что не только купцы, но и непрошеные гости являлись именно оттуда, любовались живописной панорамой открытого как на ладони города-крепости и… приступали к его осаде или штурму.

Первыми разрушили Шаргород козаки в 1595 году. Полный социальных противоречий, город не раз становился местом ожесточеннейших сражений. Но в августе 1648 года он сдался без единого выстрела козацко-крестьянским войскам Максима Кривоноса и Ивана Ганжи, поскольку гарнизон накануне сбежал в неблизкий отсюда город Замостье. В марте следующего года замок осадили три польских полка, но ушли, видя, что «орешек» не по зубам; и только в 1650 году козаки сдались Марцину Калиновскому. А в ноябре 1653 года двадцатитысячное войско Богдана Хмельницкого заняло Шаргород. Из замка гетман писал к русским послам В.Стрешневу и М.Бредихину.

По словам турецкого путешественника Эвлия Челеби, посетившего летом 1656 года Шаргород, замок имел пятиугольную цитадель на холме, с деревянными домами посада над рекой, обнесенного земляным валом с бревенчатым частоколом и рвом, заполненным водой из реки. Турок обратил внимание и на богатый арсенал и на дальнобойную артиллерию.

В период двадцатисемилетнего турецкого владычества Шаргород, второй после Каменца город воеводства, так понравился оккупантам, что они называли его Кучук-Стамбул, то есть Маленький Стамбул. Население же не мирилось с новыми угнетателями, и в 1675 году полковник Морозенко, возглавив восставших козаков и крестьян, сделал попытку захватить Шаргород, но потерпел поражение, был схвачен; турки долго мучили его и, вырвав язык, прибили героя гвоздями к одним из трех ворот города.

Во время Прутского похода Петра І в 1711 году через Шаргород проезжал нанявшийся в русскую армию бригадир француз Моро де Бразе, оставивший записки, впоследствии переведенные и подготовленные к изданию А.С.Пушкиным. Там о Шаргороде сказано: «…город был некогда весьма обширен и имел знатную торговлю. Но во времена войн Польши с Портою турки все опустошили; теперь одни развалины свидетельствуют о том, чем он был прежде».

Джерело: Малаков Д.В. По восточному Подолью. – М.: Искусство, 1988 г., с. 87 – 89.