Початкова сторінка

Прадідівська слава

Українські пам’ятки

Будь гордий з того, що Ти є спадкоємцем боротьби за славу Володимирового тризуба

Богдан Хмельницький

?

1988 г. По восточному Подолью

А выше по течению Рова лежит село Севериновка, где тоже находили каменные топоры, наконечники стрел и т.п. В XVII веке здесь были села Молохов и Войтовец, но около 1808 года помещик-крепостник Северин Орловский снес оба села и перевел жителей на новое место, правильно, «по шнурку» распланированное и названное им Севериновкой.

Подъездная дорога-аллея упирается в ворота бывшей усадьбы. За ними, в глубине сада, белеет здание с остатками портика. Дворец в Севериновке прежде блистал роскошью: в комнатах – мраморные скульптурные работы старых мастеров, в столовой – картины, выполненные на фарфоре, в торжественных случаях вынимаемые из рам для сервировки стола.

Здание севериновского дворца, возведенное в 1810 году, – одноэтажное, с тремя выступами-ризалитами на главном фасаде, один из них средний – двухэтажный. Боковые ризалиты декорированы треугольными фронтонами, а чуть заглубленные порталы под ними разработаны упрощенно, так как рассчитаны только на игру светотени – ведь на таком удалении от въездных ворот фронтальная композиция должна была читаться в самых общих чертах. Распластанному фасаду, когда-то полностью раскрытому для обзора, нельзя отказать в выразительности, несмотря на явную сухость деталей.

Поперек оси ворота-дворец приходится вторая композиционная ось: службы (слева), хозяйственный двор (справа). Корпуса конюшен, фуражных, каретных, кладовых и прочих служебных помещений, выведенных на красную линию застройки торцами, образуют каре с глухой стеной и аркой проезда посредине. Стена декорирована приставной колоннадой тосканского ордера, эффектно освещаемой солнцем.

Сухость и прямолинейность севериновской архитектуры, включая и планировку самого села, в какой-то мере, вероятно, соответствовали личным качествам Северина Орловского – человека богатого и расчетливого. Среди многих повинностей крестьян его имения каждый сельский ткач ежегодно должен был поставить пану 50 мер полотна (мера равнялась приблизительно 3/4 м), а каждая дивчина, выходя замуж, обязана была передать пану 150 мер полотна.

Резко контрастирует с белизной севериновских по строек роскошная зелень парка, начинающегося по традиции сразу же за дворцом. В эту сторону здание смотрит длинным фасадом с одним только выступом посредине. От него сбегает прямо в парк широкая полукруглая лестница. Над ней – балкон, опирающийся на массивные каменные кронштейны.

Здесь – главная изюминка севериновского дворцово паркового ансамбля. С балкона открывается изумительный вид на кажущуюся необыкновенно длинной, по степенно понижающуюся лужайку, окаймленную глухой стеной деревьев и раскрытую в обратной перспективе к далекой долине Рова с ее лесами и полями. Даль зрительно отодвигается, увеличивается за счет умело найденных композиционных средств, создающих иллю зию огромных пространств. Даль манит, зовет и, видимая в створе деревьев фрагментом, влечет путника к дале кому краю поляны. Утоптанная дорожка идет влево от дворца, в тень вековых деревьев. Следуя в этом направлении, посетитель не перестает любоваться чудее-ным пейзажам, мелькающим, ежеминутно меняясь, за разрывами в зелени: дорожка, то и дело пересекаемая сказочно переплетающимися корнями, обнаженными дождевыми потоками, идет параллельно опушке, вдоль которой змеится глубокий заросший овраг с сельскими домиками и садочками на той стороне. И вот остались позади, словно за распахнувшимся занавесом, последние деревья и – простор, ширь вовсю! Длинная поляна круто обрывается к огромному природному камню-скале, умело включенному как замыкающий перспективу элемент в композицию парка. Здесь же сходятся е двух сторон дорожки, прятавшиеся в зарослях. На контрастах построен и подбор насаждений: темная лапчатая ель с сурового севера и низенький кудрявый боярышник с красными плодами, плавные покатости травяного холма и ровная стена опушки. Дорожка у реки, вдоль откосов, спланирована так, что специально подготовленные виды являются неожиданно то за поворотом, то за подъемом: вековой дуб, одиноко стоящий на берегу, густой кустарник с просветами, в которых виден противоположный берег. Там, у кромки воды, деревья тоже специально подобраны: красные дубы вкраплены меж зеленых кленов, и осенью, когда цветовой наряд леса меняется ежедневно, палитра красок левого берега не поддается никаким описаниям.

Столь резкое противоречие между аскетизмом архитектуры севериновских усадебных построек, где от классицизма взята, кажется, одна только суть простоты, и роскошью природного, умело организованного окружения не случайно. Парк – творение рук и разума совсем другого человека, других взглядов и представлений о прекрасном, впрочем, продиктованных модой той же эпохи.

Севериновекий парк создавался в 1814 году знаменитым садовником-пейзажистом Дионисием Макклером, ирландцем по происхождению, учившимся в Англии, известным в Польше и на Украине как Миклер. Только на Украине им устроено было более сорока парков и ботанический сад в Кременце при тамошнем лицее – детище Тадеуша Чацкого. В 1834 году лицей был переведен в Киев и реорганизован в Киевский Владимирский университет, туда же перенесли и ботанический сад.

Работы Макклера отличаются исключительно бережным отношением к окружающей природе, использованием существующего ландшафта, в который лишь вносятся необходимые по замыслу паркового пейзажиста (именно так он тогда именовался) точно найденные акценты, после чего построенная на романтически окрашенных контрастах картина изумляет зрителя изысканной красотой, лиризмом. Впереди еще будут встречи с другими парками Макклера.

Итак, перспектива манит вдаль. Следующей композиционной точкой схода, видимой от скалы севериновского парка, является большая каменная мельница – млын у плотины – гребли, из-под которой вьется в зарослях камыша речка Ров. За плотиной – огромнейший пруд, и, кажется, стоит только дойти до мельницы, как явится новый зовущий вперед ориентир. Если вы путешествуете пешком, дойти до мельницы – пустяк. Массивное, сложенное из дикого камня трехэтажное здание с коваными затяжками и краснокирпичным обрамлением оконных и дверных проемов встречает таинственным полумраком, гулкими шаткими полами, криком чаек и гусей в плавнях Рова.

Джерело: Малаков Д.В. По восточному Подолью. – М.: Искусство, 1988 г., с. 20 – 25.