Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Не дозволиш нікому плямити слави, ні честі твоєї нації.

Західна брама середнього муру (21)

2011 г. Камень на камне: кто разрушает легендарную крепость?

14 Жов 2011

Главный враг архитектуры – это Время. Хуже, разве что, бездарный реставратор. С каждым годом в Белгород-Днестровской крепости все больше растут трещины на башнях и стенах, протянутых вдоль лиманских обрывов. Тут виновно время, не спорю.

Но вот когда с легкой руки бригады так называемых реставраторов из Одесского областного Управления охраны культурных объектов, сносится уникальная башня XV в., а вместо нее возводится блестящий новострой из напиленных ракушняковых бордюров, свезенных из старого города – вот это уже не разрушения, а вандализм.

Местные, аккерманские журналисты как-то поинтересовались у начальника Управления, госпожи Натальи Штербуль: как это получилось, что собственные умельцы, в лице сотрудника Юрия Дмитриенко, вместо оригинальной, но укрепленной башни в центре крепостного ансамбля, соорудили его суррогат?

Чиновник не растерялась: “Мы и сами не довольны проведенной реконструкцией”. Вот так. Сами натворили и сами же недовольны. Все равно, что врач-хирург, вместо того, чтобы пришить пациенту поврежденный на ноге палец, ампутировал всю конечность в остальном вполне здоровую. После чего пожал плечами: “Увы, я тоже не доволен результатом операции”.

“Реконструкция” упомянутой башни прошла несколько лет назад. Казалось бы, стоит забыть, ведь уже ничего не исправить. Но вспомнить о ней заставляет факт крайне плачевного состояния всей крепости. Отдельные участки ее стен грозят обрушиться в обрыв. Под угрозой разрушения находится одна из башен цитадели. Осадочные трещины растут, как паутина в лесу, на фасадах большинства башен, опоясывающих глубокий оборонительный ров. Назревает необходимость восстановительных и крепежных работ.

Только вот справится ли с ними Управление? Ведь на них требуются не просто деньги – понятно. Прежде всего, необходим профессионализм исполнителей. И до злополучной истории с “реконструированной” башней № 24 (таков ее номер на плане крепости) казалось, что проблема в одних только деньгах.

К вопросу о профессионализме. Не так давно проводилась реконструкция знаменитого Карлова моста в Праге, который чуть постарше Белгород-Днестровской крепости. В ходе работ директор инспекции министерства культуры по охране памятников поднял целый скандал и чуть не остановил работы. Потому что у подрядчиков “не выдержан был вид кладки и способ заделывания щелей между блоками, которые не всегда оказываются одной ширины”.

Каждый каменный блок Карлова моста был внимательно исследован специалистами, которые определяли, будет ли он сохранен и очищен или полностью заменен.

Зато наши “специалисты” с памятником синхронного периода и сопоставимой культурно-исторической значимости обращались несколько иначе.

Башня № 24 в нижнем ярусе состояла из пролета ворот, опиравшегося сводом на три арки готического облика. Своды между ними и было решено заменить. Предполагалось, что состояние сводов настолько аварийное, что создает угрозу для жизни туристов.

У рабочих Дмитриенко было два варианта: разобрать все по камешку и переложить своды заново, максимально точно придерживаясь изначальной схемы расположения каждого блока в кладке. И второй вариант: особо не напрягаться и не затягивать процесс, а перестроить все заново из новеньких бордюров.

Надо отдать должное исполнителям – поначалу они искренне хотели пойти по первому пути. На фотографиях, где башня зафиксирована в процесс разбора перекрытий видно, что блоки вполне, кстати, устойчивой арки промаркированы. По всей видимости, на этой стадии их все еще предполагали вернуть на место. Однако потом что-то там пошло не так, и башню перестали реконструировать, а сляпали заново. Более того, первичные блоки в основаниях арок, которые чудом остались не потревоженными, решили отполировать болгаркой – видимо, так казалось красивее.

Но самое замечательное, что проект грамотной реконструкции этой башни уже был подготовлен специалистами “Укрпроектреставрации”. Он давно существовал в природе, и его следовало бы придерживаться. Специалисты института работали в Белгородской крепости в 1970-х гг. специально с целью создания проекта восстановительных работ.

Были сделаны чертежи, планы реконструкций для всех объектов. В том числе, и башни №24. Потом внезапно прервалось финансирование и все затихло. Но остались чертежи, и даже были опубликованы в специализированной литературе. Почему они не были использованы Управлением в ходе упомянутых работ, остается лишь догадываться. Сегодня башня №24 потеряна для науки. Работать с ней можно лишь по фотографиям.

С каждой такой “реконструкцией” Белгород-Днестровская крепость теряет свою идентичность, лишается обаяния старины. Важнейшие элементы архитектурного разнообразия, на которых, порой, строятся целые периодизации строительных этапов, бесследно исчезают. Почему все это так важно?

Да потому что крепость исследуют уже 160 лет ученые из самых разных стран, но до сих пор не получен ответ на вопрос: кто, когда и по какой причине ее построил? В распоряжении историков нет прямых документальных свидетельств на сей счет. Не много ясности в эти вопросы внесли и археологи.

Средневековые стены, на сегодняшний момент, единственный исторический источник, который может помочь найти ответы на поставленные вопросы. И потому эти стены надо беречь. Именно они позволяют нам сегодня шаг за шагом разбираться в строительной периодизации этого уникального памятника крепостной архитектуры. Крепость Белгорода – это своего рода архитектурный палимпсест. Ее башни состоят из наслоений эпох.

А кто-то эти башни сносит, да еще эталонные в деле построения общей хронологии объекта. Ведь для данной крепости башня № 24 представляла собой редкий случай, когда время ее постройки было известно из текстов мраморной закладной памятной плиты. В греческом тексте значилась дата (1440 г.) и инициаторы постройки: молдавский господарь Стефан II и местный белгородский “олигарх” из греческой общины, некий Федорко.

Не смотря на активное внимание к себе со стороны ученых множества стран, Белгород-Днестровская крепость до сих пор остается “белым пятном” в области изучения средневековой европейской фортификации. Это создает благодатную почву для культивации разного рода научных спекуляций, основанных на геополитических интересах некоторых ближайших соседей Украины.

Например, вот уже более ста лет инициатива в области исследований истории, экономики и политики средневекового Белгорода, сохраняется за молдавскими и румынскими исследователями. Украинские коллеги традиционно взяли на себя археологические изыскания, но первая, довольно тощая, и пока что единственная монография по итогам исследований средневекового Белгорода в данной области, вышла аж в далеком 1986 г. И это за сто с лишним лет раскопок…

Тем не менее, благодаря многолетним исследованиям историко-архитектурного характера, удалось выяснить, что крепостной ансамбль Белгорода сформировался в первой половине XV в.

Строительные работы проводились по инициативе молдавских господарей. Самым ранним элементом комплекса является цитадель (1420-е гг.), сооруженная по инициативе Александра Доброго. Внешний пояс укреплений был кардинально перестроен турками после успешной осады крепости султаном Баязидом II в 1484 г.

В архитектуре крепости прослеживаются трансильванско-готический стиль и византийско-средиземноморский. Это единственная крепость XV века столь внушительных размеров, которая сохранилась на территории Украины настолько хорошо. В основу плана крепости положена геометрическая фигура пифагорейского тетрактиса, изображение которой выложено ядрами на фасаде одной из башен.

К сожалению, статус памятника до сих пор не соответствует его значимости для мировой культуры. С 1 июля 2011 г. объект переведен на баланс Одесского областного Управления по охране культурного наследия и на территории историко-архитектурного памятника организовано коммунальное предприятие “Фортеця”.

С другой стороны, городские власти Белгорода-Днестровского настаивают на создании Государственного историко-архитектурного заповедника, в рамках которого можно реализовать идею сохранения крепости, эффективных программ реставраций, и сбалансированного использования ее рекреационного потенциала.

Андрей Красножон, кандидат исторических наук

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2018 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 37

Модифіковано : 22.09.2012

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.