Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Ні просьби, ні грозьби, ні тортури, ані смерть не приневолять тебе виявити тайни.

^Музей І.Гончара

2009 г. Шевченковский ангел с чердака

Дата: 02.04.2009

Картину «Ангел со свечей» и икону «Святой Никита» известный скульптор, художник и коллекционер народного искусства Иван Макарович Гончар нашел забытыми. Первую – на чердаке в поместье Лизогубов, а вторую – в подвале собора в селе Лысенка. И это не было счастливым случаем – старые люди рассказывали об этих иконах, как о неизвестном наследии Тараса Шевченко.

При жизни Иван Макарович не раз рассказывал журналистам, что икону «Святого Никиты» нашел в селе Лисянка (на Звенигородщине) в 1959 году. В этом селе, как известно, маленький Тарас обрел первого учителя рисования – «отца диакона, тоже спартанца». На четвертый день, правда, он от него сбежал, но потом, уже взрослым, дважды приезжал к дьяку. Все знают: в Лысянке сохранился колодец Шевченко.

«А вот об иконе великомученика Никиты, – писал Иван Макарович в дневниках, – я услышал от старых людей. Только где она – никто не знал. Рассказывали, что хранилась в местном соборе. Но вместо собора, вот вам, пожалуйста – школа механизации! Никакого следа, что эта бывшая красота – храм Господень! Только в подвале свалка разбитых икон. Человек я не тонкослезый, но здесь, наверное, только камень не пустил бы слезу: варварство, дикость, позор! Понемногу начал разбирать этот «мотлох» («Пожалуйста, пожалуйста», – не возбраняла дирекция) – кое-что уцелело».

Разбирал «мотлох» тогда вместе с Иваном Гончаром «лысянский дед, который все знает» (он, упоминает скульптор в дневниках, и рассказал, что есть такая икона кисти Шевченко). Дед, увидев один из образов, которые Иван Гончар по очереди вынимал из кучи, вскрикнул: «Это – она» и подтвердил, что это – именно тот образ великомученика Никиты, который местный народ приписывает кисти Шевченко.

«Я не эксперт, – всегда повторял Иван Макарович, когда рассказывал кому-то эту историю, – но характер письма дает мне, художнику, право думать: это Шевченко».

– Иван Макарович, – комментирует Ведомостям гипотезу его сын, Петр Гончар, директор музея своего отца, – имел в виду характерные для художественного стиля Шевченко диспропорции (он намеренно увеличивал верхнюю часть туловища, а нижнюю – уменьшал).

Но это еще ничего не говорит, уверяет нас Петр Иванович. Он еще при жизни отца спорил с ним по поводу этой гипотезы. Петр Иванович свои доводы аргументирует показаниями самого Шевченко: дескать, дьяк Апеллес, славившийся умением рисовать святого Никиту, его в ученики не взял.

Действительно, Шевченко в письме к редактору «Народного чтения» пишет: «Три днi я терпеливо тягав на гору вiдрами воду з рiчки Тикича та розтирав на залiзному листi фарбу-мiдянку. На четвертий день терпiння моє зрадило, i я втiк у село Тарасiвку до дячка-маляра, що славився в окрузi малюванням Великомученика Микити та Iвана Воїна. От до цього Апеллеса я звернувся, твердо вирiшивши знести всi проби, як думав я тодi, нерозлучнi з усякою наукою. Засвоїти собi його велике мистецтво, хоч в найменшiй мiрi, бажав я пристрасно. Та ба! Апеллес подивився уважно на мою лiву руку i вiдмовив менi навiдрiз. Вiн заявив, що в мене немає здiбностей нi до чого, нi навiть до шевства або бондарства».

– То есть Шевченко не мог у него рисовать. Но Никита действительно красивый, это – шедевр народного изобразительного искусства, – говорит Петр Иванович. – И я, как художник, могу сказать, что стилистика здесь схожая с присущей народным художникам. А в творчестве Шевченко подобного нет – он ведь учился академической живописи. Единственное, что связывает эту икону с его стилем, – пропорции. Но это – очень малая вероятность его авторства. И кроме того, добавляет Петр Иванович, если авторство этой иконы таки принадлежит Шевченко, то должны были быть и другие иконы его кисти! Но таковых нет.

– Так что, по всей видимости, эту икону писал тот дьяк Апеллес, учеником которого так и не стал в свое время Шевченко, – заверил нас Петр Гончар.

– Зато у меня есть подозрения, – подбадривает нас, разуверившихся в чудном совпадении, Петр Иванович, – что картина «Ангел со свечей», которую отец привез из поместья Лизогубов в Седневе (Черниговщина), действительно творение рук самого Шевченко.

Иван Гончар писал, что нашел эту картину у столетней вдовы садовника, работавшего когда-то на Лизогубов. На тот момент хозяева поместья давно уже покинули родовое гнездо. Уезжая, они передали картину «Ангел со свечей» на хранение садовнику. Вдова подсказала Ивану Макаровичу искать картину на чердаке. Скульптор вспоминал, что когда нашел запыленную работу и протер ее, бабушка аж засветилась: она!

Эта картина подобна по стилю Шевченко (те же характерные пропорции), кроме того, известно, что Тарас Григорьевич был желанным гостем в седневском поместье Лизогубов, он часто бывал у них, в одном из флигелей ему даже обустроили мастерскую. Он много работал там, говорят, расписал стены этой мастерской, создал много картин.

Но, к сожалению, во время пожара в поместье в 1838 [??] году большинство из этих работ сгорели. Сохранились только два портрета братьев Лизогубов и три акварели «Возле Седнева», «Седнев» и «Чумаки среди могил». Очень даже возможно, картина «Ангел со свечей», которую отыскал Иван Гончар, тоже входит в этот список немногих их сохранившихся седневских картин Шевченко.

Интересно, что ни икона «Святой Никита», ни «Ангел со свечей» не экспонируются в Музее Ивана Гончара. Во-первых, объясняет директор, их зал с народной иконой – небольших размеров. А во-вторых, музейщики так подбирали экспозицию, чтобы по ней можно было рассказывать Святое Писание – по хронологии. И в той части, где экспонируются ученики Христа и его последователи, Никита не поместился – не подошел по размеру. А кроме того, они акцентировали внимание на наиболее популярных украинских святых – Варваре, Параскеве, Николае…

– Но, – обещает Петр Иванович, – на втором этаже у нас должен быть зал, посвященный народному малярству, и там обязательно разместим эти раритеты.

– И подпишите, что авторство их – предположительно Тараса Шевченко?

– Пока не будет проведена надлежащая экспертиза – ни в коем случае: вероятность того, что автор – Шевченко, небольшая, чтобы так просто об этом заявлять. Но такую экспертизу провести надо – особенно для картины «Ангел со свечей». А когда мы выставляли эти иконы раньше, тоже не подписывали их так – просто печатали цитату из воспоминаний Ивана Макаровича.

Гончарский Кобзарь для Третьяковки

Этими двумя раритетами («Ангелом со свечей» и «Святым Никитой») Иван Гончар гордился больше всего. Хотя из экспедиций на родину Шевченко скульптор привозил и фотографии родственников Кобзаря (их можно увидеть в легендарных альбомах Гончара «Украина и украинцы», над издательством которых сегодня работают сотрудники его музея).

Есть также в его библиотеке среди редких книг конца ХIХ века и нецензурированный «Кобзарь» (Прага, 1876 год), есть оригинальные портреты Шевченко кисти народных мастеров… Да и творчество самого Ивана Макаровича тесно связано с именем Шевченко. Одной из первых его работ была скульптура «Тарас водоноша» (1938 год, сегодня экспонируется в столичном Музее Тараса Шевченко), статуя «Молодой Тарас Шевченко», которую скульптор сотворил в 1950-м, находится в Третьяковской галерее. Иван Гончар был также автором памятника Шевченко (1964год ) в селе Шешоры (Ивано-Франковская область).

Татьяна Когутич

Джерело: “Киевские ведомости”

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2017 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 14

Модифіковано : 22.08.2012

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.