Логотип сайту «Прадідівська слава»
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Лист на сайт Не завагаєшся виконати найнебезпечнішого чину, якщо цього вимагатиме добро справи.

^Садиба Н.Ф. фон Мекк

2009 г. Копылов. Усадьба фон Мекк

Дата: 07.02.2009

Копылов. Усадьба фон Мекк

Итак, лето закончилось. На дворе – конец сентября 2008 года. Резко похолодало, без перерыва моросит дождь. Бр-р-р-р! Я отправляюсь в очередную деловую поездку на Подолье, а точнее – в Винницу. Времени на экскурсии практически нет, придется сильно «ужиматься» со временем.

Первым делом мы заедем в Копылов – небольшое село Макаровского района Киевской области, в 45 км от Киева. Село лежит слева от дороги по трассе Киев-Чоп. Ранее я часто здесь проезжала, но вот заскочить в Копылов все никак не удавалось. А заскочить надо бы – ведь здесь находится интересная во многих отношениях усадьба семьи фон Мекк, «железнодорожных баронов».

Начну с самого села. Версий возникновения названия две. «Копыл» означает особый вид топора. Наверное, первым поселенцам пришлось вырубать густой лес в округе как раз такими топорами. Есть еще одна версия: во время наводнения вода подняла копы (скирды). Спасая их, селяне кричали друг другу: «Копы лови!».

В Сети я нашла несколько статей о Копылове, хотя сельцо-то совсем небольшое – 1311 жителей. Еще бы – ведь здесь когда-то неоднократно останавливался гениальный Петр Ильич Чайковский. Жители села, правда, немного обижаются, что их родину всегда вспоминают только лишь в связи с именем композитора. Они считают, что и без этого их селение заслуживает внимания и гордятся и другими своими, пусть менее значимыми, но все же достижениями и «гордостями».

Гордость № 1. Прямо у окраины села проходят так называемые «Змиевы валы» – следы древней оборонительной земляной насыпи, возведенной то ли скифами, то ли славянами, то ли остготами. На Украине есть несколько линий валов; киевская, которая как раз и проходит возле Копылова, самая длинная по общей протяженности.

Гордость № 2. При Союзе в Копылове был один из центров земледелия Киевской области, опытное хозяйство и селекционная станция на базе Института земледелия УАН. Хозяйство считалось образцовым, сюда часто возили делегации. Тут был выведен известный сорт пшеницы «Полесская-70».

Гордость № 3. Были здесь и достижения медицины. В послевоенные годы в усадьбе фон Мекков располагалась Центральная районная больница, на базе которой киевский доктор Павел Бейлин разработал новый метод немедикаментозного лечения бессонницы. Метод незамысловатый, но приятный. Суть его состоит в том, чтобы создать в палате особую естественную успокаивающую атмосферу: свежий воздух, шелест лип за окном, звуки падающей воды, тихая музыка (Боже! Как бы я хотела подвергнуться этому методу в течение эдак недельки!). Не понятно только, как в такой обстановке Чайковский мог писать музыку. Или он тоже приезжал сюда высыпаться?

Гордость № 4. Знаменитых спортсменов Копылов не взрастил, но вот стадион здесь когда-то при «совке» построили какой-то совершенно замечательный, лучший в Киевской области. Произошло это в 60-х годах 20 века, а место выбрали самое «подходящее» – прямо в барском парке. На его открытие приезжала знаменитая гимнастка Лариса Латынина. А еще здесь в 1938 г. побывал Валерий Чкалов.

Гордость № 5. Ну какое же село без его славных жителей? В послереволюционные годы домой вернулся матрос Петр Маркиянович Дубровский, который служил на крейсере «Аврора» как раз в «то самое время». Примерно тогда же в селе жил полный георгиевский кавалер (не частая честь!) Андрей Иванович Шовкун.

Это, на мой взгляд, все же «гордости местного значения». Ведь главной достопримечательностью Копылова является все-таки дом фон Мекков, друзей и родственников Чайковского. Об отношениях Петра Ильича Чайковского и Надежды Филаретовны фон Мекк, которая была к тому же родственницей Потемкина по материнской линии, написано и рассказано немало. Я уже упоминала об этом в рассказе о Браилове.

Надежда Филаретовна к Копылову имела косвенное отношение; ведь усадьба принадлежала не ей, а одному из ее сыновей – Николаю Карловичу фон Мекку (1863-1929). Николай Карлович был одним из выживших 11 детей фон Мекков (вообще-то, Надежда Филаретовна рожала 18 раз! – и когда они успевали дороги строить?!). В юности он поступил в училище правоведения, но не закончил его, а в 20-летнем возрасте решил заняться семейным делом – железнодорожным.

Начал он… с помощника кочегара; затем – машинист, а уж потом – начальник станции. В 25 лет его избрали директором, а потом уж и Главой правления Московско-Казанской железной дороги. Он довольно умело управлял крупным концерном, да и рабочих своих не забывал. В 1884 году Николай женился на Анне Львовне Давыдовой, дочери родной сестры Чайковского Александры Ильиничны (напомню, что Александра вышла замуж за Льва Васильевича Давыдова, сына декабриста Василия Львовича Давыдова). Она родила ему 5 детей (если судить по фото, но возможно, их было больше). По видимому, все фон Мекки очень любили музыку, технику и… плодить детей.

Чайковский называл его «очаровательным человеком» и «добрым Колей». Он бывал в копыловском имении, когда еще не был полностью достроен усадебный дом. Петр Ильич видел, как возводят стены комнаты для гостей, которая была предназначена и для него. В усадьбе нередко бывали художники, поэты, музыканты. Здесь велись беседы, устраивались музыкальные вечера и представления.

По всей вероятности, Николай водил дружбу с художником Кустодиевым – сохранилось два его портрета работы этого мастера. Помогал фон Мекк и Врубелю: охотно скупал его картины когда художник находился в сложном материальном положении, а потом и оплачивал его лечение – Врубель был психически нездоров и умер в больнице для душевно больных.

Получив в наследство приличное состояние, Николай Карлович успешно его преумножил. Я писала в рассказе о Браилове, что «бизнес у него как-то не пошел», но по прошествии времени нашла другую информацию. Дальнейшему процветанию его помешала только Октябрьская Революция. Николай был совершенно отчаянным автолюбителем, как и его сын Марк и дочь Галина. Николай Карлович сам участвовал в гонках, состоял в автомобильных обществах, организовывал автопробеги.

Первым его автомобилем был немецкий «Даймлер». Со временем Николай «собрал» у себя самый крупный автопарк в Москве: 10 автомобилей и 2 автобуса. Один из своих автомобилей фон Мекк привез в Копылов. Его притащили с железнодорожной станции на специальной телеге с платформой. Селяне долго потом вспоминали это механическое чудо, ведь машина была первой в округе.

Не известно, был ли какой-то пристойный усадебный дом в Копылове до приобретения его фон Мекком. Тот, что стоит в селе сейчас, строился по его указанию. Первый дом был возведен около 1888 года. К сожелению, имя автора проекта не сохранилось в истории, известно только, что приглашены были специалисты из Прибалтики.

Сад, возможно, разбивал Куфальд, или кто-то из его учеников, но точно это тоже не известно; в работах принимали участие местные жители. Первый дом сложили из бревен на кирпичном цоколе в стиле «дачного модерна». И это, действительно, была дача, хотя фон Мекки приезжали сюда и зимой. Так, в 1909 году на Рождество здесь отмечали Серебряную свадьбу Николая Карловича и Анны Львовны.

Чайковский бывал в этом доме как минимум два раза – в 1889 и 1890 годах, о чем он с восторгом упоминает в письмах. В 1898 году случилось несчастье – из-за неисправности дымохода дом загорелся и сгорел дотла. Его довольно быстро восстановили. Очертания усадьбы воссоздали практически без изменений, но снаружи бревенчатую кладку обшили досками, дранкой и оштукатурили. Судя по фотографиям, да и по тому, что осталось от дома сейчас, строение было очень интересным, нарядным и удобным.

Парк, разбитый на 9 га, не уступал зданию. Старожилы вспоминают, что некогда здесь была прекрасная аллея тополей, которые, соприкасаясь кроной, образовывали над дорогой романтический зеленый тоннель. До наших дней сохранились еловая и липовая аллеи. Ели привозили в имение уже «взрослыми», в больших кадках-бочках. В Парке было множество хвойных деревьев в вперемешку с липой и дубом.

Фон Мекк вырыл в Копылове два пруда, в которые поступала вода из речки Здвиж. Один из них, поменьше, был приусадебный, другой – для селян. Это был один из этапов создания сложной системы мелиорации, которая за несколько лет сделала плодородными песчаные почвы села. Еще Николай приказал провести дорогу от Киевской трассы до села и засадить ее тополями, хорошо впитывающими влагу. Вдоль дороги вырыли канавы, в которых собиралась дождевая вода. После революции тополя вырубили, а канавы засыпали, и теперь, в чем я лично смогла убедиться, в дождливую погоду вдоль дороги тянутся безбрежные лужи.

Были и другие новшества, которые построил и организовал Николай Карлович в Копылове. Об этом Чайковский подробно писал Надежде Филаретовне в письмах: водонапорная башня, конезавод, молочная ферма, мельница, розарий. Все эти нововведения мать Николая Карловича считала чудачеством и не очень одобряла, сомневаясь, стоит ли на это тратить деньги и силы. Селяне, правда, ценили своего энергичного помещика – ведь он создал для них возможность хорошего заработка.

Кроме того, фон Мекк помог местным жителям основать кооперативное товарищество и местный банк. Да и людьми фон Мекки были простыми, не заносчивыми – дружелюбно общались с соседями, ходили вместе со всеми в церковь, ездили на ярмарку.

После того, как имение было продано в 1910 году, более 30 молодых копылчан последовали за фон Мекком в Россию, чтобы получить работу при других его предприятиях. А купил усадьбу другой помещик для своей помещицы-жены. Она не понравилась местным жителям, да и сама не очень-то сюда стремилась. В имении она практически не появлялась, здесь жил один только управляющий.

А что же Николай Карлович? В отличии от некоторых своих родственников он, на свою беду, не эмигрировал после революции. Нет, он не погиб сразу. Он даже продолжал работать на железных дорогах, даже участвовал в проектировании первых линий Московского метрополитена. Его несколько раз арестовывали, но потом выпускали. За него хлопотали то коллеги-железнодорожники, то друзья по автоклубу.

Однако, судьба все же настигла его в 1929 году. Николай Карлович был арестован по обвинению во вредительстве и расстрелян. Его дочь, Галина Николаевна фон Мекк уехала за границу. Она написала книгу воспоминаний на английском языке, которая вышла недавно и на русском. До сих пор живет и здравствует внучка Николая Карловича Татьяна Алексеевна фон Мекк-Себенцева. Сейчас она принимает деятельное участие в сохранении и возрождении усадеб, связанных с именами ее предков.

А мы уже свернули с Киевской трассы и едем вдоль каких-то складских построек и мастерских. Продолжается дождь, на улицах не видно прохожих. Первая встреченная нами старушка оказалась глуховатой, еле докричались. Естественно, ни о какой усадьбе она слыхом не слыхивала. Следующей мы допрашиваем женщину средних лет. Она, на удивление, сразу поняла, что мы ищем. «Это возле школы», – с готовностью сообщила она, и рассказал, как туда доехать.

Конечно, мы не сразу свернули на нужную улочку, а немного покружили по Копылову. Но теперь-то мы знаем, что нам искать – нам нужна школа! И вот, наконец, зеленоватый двухэтажный домик показался из-за забора. В каком же он грустном состоянии! Еще печальнее это все смотрится под унылым осенним небосводом, в сопровождении тихого шелеста дождевых капель о зеленую еще листву.

Тут мы сталкиваемся с неразрешимой пока проблемой – усадьба обнесена деревянным забором, выкрашенным ядовито-зеленой краской. А как же фотографировать? Обойдя вокруг, мы не находим ничего утешительного; лазеек не видно. Проходящая мимо девочка сообщила нам, что забор поставили недавно, а по территории усадьбы теперь бегают огромные сторожевые собаки. Кто их кормит? Сторож, кажется.

Прямо у забора виднеются брусья, бревна, еще какая-то спортивная чепуха и высокая покореженная лестница из железа – видимо, это следы былого величия некогда славного спортивного комплекса Копылова. Нас же больше интересует усадьба. К спортивному инвентарю мы относимся совершенно непочтительно: я взбираюсь по лестнице и с такого ракурса фотографирую дом.

Не очень-то это удобно, скажу я вам: перекладины мокрые, в глаза мне попадают капли, приходится прятать объектив… Ну вот, уже что-то. А девочка-то не обманула – на пороге спит большой лохматый пес.

Может быть, усадьбу все-таки восстановят? Ведь не зря же она простояла 120 лет и пережила столько хозяев. Кстати, после революции здесь была агрошкола. Фашисты здесь устроили свой штаб. В 1943-45 годах в здании был госпиталь для раненых, который в мирное время стал больницей.

С 1954 года в здании усадьбы разместилась школа, потом – кажется, музыкальная школа. Учебные заведения со временем перекочевали в новые постройки, а покинутая усадьба до сих пор стоит ветшающая, неприкаянная, но на долгие годы пережившая своего первого хозяина.

Вкладені елементи

Адреса оригіналу статті:
Анна Львовна с детьми
Адреса оригіналу статті:
Члены автоклуба (Николай Карлович справа)
Адреса оригіналу статті:
Після 1888 р. Дом вскоре после постройки
Адреса оригіналу статті:
2008 р. Загальний вигляд
Адреса оригіналу статті:
2008 р. Загальний вигляд
Адреса оригіналу статті:
2008 р. Фрагмент

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1975 – 2017 М.Жарких (ідея, технічна підтримка, частина наповнення)

Передрук статей із сайту заохочується за дотримання
умов використання

Сайт живе на

Число завантажень : 316

Модифіковано : 28.05.2013

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.